Замок принцессы Ольденбургской в Рамони или европейский лик нашей глуши?

3275 Дмитрий Семенов Дмитрий Семенов

     

Откуда в поселке Рамонь под Воронежем взяться замку, исполненному в европейской манере? Однако стоит на холме и имеет свою историю. Если вкратце, то в на этом месте в 19 веке была усадьба фабриканта Тулина, а под холмом - его сахарный завод. Старейший в губернии и России, 1840 год основания. Годы шли: дележ наследства, перепродажи, и имение в Рамони вместе с заводом оказалось в императорской казне Александра II. А тот подарил его племяннице - княжне Евгении Максимилиановне Романовой (по мужу - принцессе Ольденбургской). И вот в 1879 году супружеская чета Ольденбургских появилась в Рамони.

 

Вступив в имущественные права, Евгения Максимилиановна вместе с супругом Александром Петровичем с энтузиазмом занялись обустройством владений. Самой грандиозной задумкой стало возведение на месте усадьбы в Рамони замка. Имя архитектора точно не известно, но предполагают, что староанглийский стиль предложил петербургский архитектор Бенуа, который проектировал дачу их семейства в Петергофе. Трехэтажное здание замка в Рамони  построили за три с небольшим года (1883 -1887). Замок планировалось окружить вспомогательными постройками: конюшня, водонапорная башня, флигели, склады. Основным материалом служил знаменитый "пяточный" кирпич. Простолюдины добывали желтую глину, долго месили, а затем забивали глиняную массу в деревянные формы пятками - в прямом смысле ими. Далее шел процесс сушки и обжига. Рамонский кирпич, как видим, испытание временем выдерживает.

Не только архитектурой интересен замок принцессы Ольденбургской в Рамони, но и сложной системой  инженерных коммуникаций. Огромная его площадь отапливалась единственной печью в подвале. К ней был присоединен водонагревательный котел с разводкой труб. Для дополнительного обогрева в замке выложили камин и несколько голландских печей. В замке была душевая (ее и сейчас легко узнать по плитке и краникам на стене - "холодная", "душъ", "горячая"). Одновременно с замком строились въездные ворота и Свитский корпус. Чтобы придать массивному и монументальному замку легкость и изящество, здание украсили "щипцами", которые вместе с окнами и башнями оштукатурили и окрасили в белый цвет. Крышу покрыли кровельным железом, установили шпили, а в башню въездных ворот - швейцарские часы-куранты «Винтер». Ворота в замке - чугунные кованые с витым цветочным орнаментом. Во дворе были два фонтана - круглый перед парадным входом, а другой - рядом с гротом на заднем дворе (в виде рыбки, из которой вытекала вода) . Там же пристроили позже к дому террасу со стеклянной крышей, соорудили возле грота небольшую оркестровую площадку. Фонтанов нет, а грот цел. От него вниз к реке сбегает длинная лестница - местами разрушена сейчас, но ходить по ней можно.Радует глаз ажурный мостик, переброшенный на соседний холм – там в двухэтажном особняке, который стали называть "Уютный", поселились после свадьбы в 1901 году дети - сын Петр с женой. Женился Петр на Ольге Романовой, дочери Александра III. Вот еще две фотографии. Главная достопримечательность Рамони осенью:

      

Добрые дела Ольденбургских

Евгения Максимилиановна и Александр Петрович были деятельными людьми. Сахарный завод в Рамони заработал на небывалую мощь - его оснастили новейшей техникой. Пришлось срочно строить железнодорожную ветку от ближайшей станции Графская, расположенной на линии "Воронеж-Тамбов", чтобы вывозить сахар и завозить для производства сырье (свеклу) и донецкий (тогда - юзовский)  уголь. До завода железную дорогу не дотянули - Ольденбургские финансово не осилили мост через реку Воронеж. Станция Рамонь была построена на противоположном берегу реки, там до сих пор и находится. Было это в 1901 году, но гораздо раньше принцесса построила рафинадный цех, а ее сын Петр занимался опытными полями при сахарном заводе. В 1891 году в Рамони состоялся Всероссийский съезд агрономов (потом все это вылилось в создание в Рамони "свекловичного" НИИ).

В 1900 году уже работала кондитерская фабрика, очень быстро получившая известность в мире и победы на конкурсах в Париже, Лондоне, Брюсселе. О Рамони заговорила Европа! Думаете, это все? Еще было разведение коней (и сейчас в области есть конезавод  - в другом месте, но племя свое, воронежское) , ковроткачество, начальная и рисовальная школы (Евгению заботило изготовление красочной упаковки для продукции кондитерской фабрики), открытие больницы, бесплатной столовой для рабочих, общежития для инженеров. Далее последовала электрификация производства, строительство водонапорной башни (есть и сейчас), водопровода. Рамонь расцвела и стала зажиточной.

За речкой был устроен зверинец  - это оттуда расплодились бобры и пятнистые олени, ныне обитающие в Воронежском заповеднике. Всего масштаба деятельности Ольденбургских не описать - тем более, что в Рамони им было тесно, они творили свои добрые деяния и далеко за ее пределами. А железную узкоколейку завод все-таки получил. В 1916 году. Но старших Ольденбургских в Рамони уже не было к этому времени. Они выехали из имения в 1908 году. В замок перебрались жить Ольга и Петр. А в 1917 грянула революция...

Вид с холма на сахарный завод, пойму реки Воронеж и лес за рекой:

Несколько слов о судьбе рамонской кондитерской фабрики, которая была звездной, но очень  короткой. В октябре 1905 года случился пожар - сгорели сахарные склады и лесопилка. Убытки были огромны: сахар, конфеты, патока  - все превратилось в расплавленную горячую массу. Убытки потянули за собой долги и банкротство. В 1908 году кондитерское производство закрылось, оборудование вывезли в Воронеж, где новые предприниматели не стеснялись выпускать свою продукцию, прикрываясь рамонским брендом В собственности Ольденбургских остались дворец и зверинец.

Итак, в живописном уголке на берегу реки Воронеж неподалеку от огромного города с таким же названием уже более 100 лет привлекает к себе внимание исторический и архитектурный памятник, удивительно гармонично вписывающийся в окружающий ландшафт и природу. Чудом сохранившийся до наших дней замок принцессы Ольденбургской в Рамони дряхлеет на глазах  - уже более 15 лет прошло с тех пор, как органами охраны объектов культурного наследия было заявлено о начале реставрационных и восстановительных работ, но создается впечатление, что на деле видим только их имитацию. Почему в Санкт-Петербурге нашли средства для возрождения Зимнего дворца Петра I, погребенного под построенным позже Эрмитажным театром, а другой тоже принадлежащий императорской семье дворцовый комплекс, уникальный хотя бы тем, что оказался волею судьбы в российской глуши вдали от столицы, находится в забвении? Что внутри замка?

Экскурсии в Рамони проводятся. Если повезет экскурсовода на месте застать. Вот только что смотреть? На ободранные стены, рушащиеся перекрытия, пыль, плесень, зияющие дыры окон? Не жалко деньги заплатить, потому что рассказывают вдохновенно - о том, что в интернете не прочтешь. Показывают мало - самое интересное находится в аварийном состоянии. Если удастся сбежать от тетеньки-экскурсовода и от охраны (лучше за дополнительную плату договориться), то появится шанс с риском для жизни (вдруг что обломится, оторвется, на голову упадет...) заглянуть во все уголки замка - первый и второй этаж, цоколь и подземелье, третий этаж (чердак?), башни и смотровые площадки на них. Через входную дверь попадаем в комнату с массивным камином по правую руку и широкой дубовой лестницей слева, по которой можно подняться на второй этаж. Прежде чем это сделать, стоит походить по первому этажу. Самая большая комната замка находится здесь - это парадный зал:

     

     

Говорят, что Евгения лично проектировала лестницу или делала резьбу на деревянных потолочных панелях. И то, и другое в относительно нормальном состоянии, а вот гобелены на стенах испорчены безвозвратно. Нет и паркета, но в углу зала сохранилась голландская печь, облицованная плиткой. На второй этаж ведет еще одна очень ветхая лестница. Наверху много небольших комнат, есть и третий этаж. Вот еще одна голландская печь и вид на лестничный пролет со второго этажа:

     

Через цоколь попадаешь в подвалы. Там темно, сыро и повсюду металлические прутья. По поводу них говорят разное. Но вряд ли за решетками хранились только вина и продукты питания. Принцесса увлекалась охотой - скорее всего, в неволе в подземелье содержались звери. Но слухи донесли до нашей эпохи леденящие кровь предположения: решетки - это темницы для непокорных узников, которых там же в подвалах или сжигали в печи, или скармливали зверям, томящимся в соседних клетках. Каждый замок таит в себе свои страхи... Вот и решетки, и печь в подвале:

     

В этой печи одновременно могли гореть несколько бревен длиною 2-3 м. Как она отапливала весь замок, я уже рассказывала в 1-ой части. А эти лестницы ведут в башни: 

      

Замок в советские годы не пустовал, но и капитально не ремонтировался. В нем размещались поочередно казарма, школа, больница, управление сахарного завода, библиотека, Дом пионеров, музыкальная школа. "Умер" замок принцессы Ольденбургской в Рамони и окончательно стал никому не нужным в 90-е годы. На его останках сейчас откровенно зарабатывают деньги. Кто как может. Водят экскурсии туда, куда можно. Только там везде нельзя  - все в аварийном состоянии. Хотя, например, террасу с противоположной от парадного входа стороны отремонтировали. Еще продают открытки и буклеты, за небольшую мзду дают ключи от всего, что официально "не можно" - например, от дверей в самую большую башню. В ней установлена в три яруса крутая деревянная лестница, и полусгнивший трухлявый столб держит (пока еще держит!) всю конструкцию. Но подняться по ней обязательно надо бы, чтобы взглянуть с высоты на открывающиеся взору дали - речку, луга, леса. Замки где зря раньше не строили...

Почему его никак не восстановят?

Восстанавливать надо не только дворец, в Рамони существует еще с десяток построек, связанных с ним в единое целое: Свитский корпус, водонапорная башня, бывшие конюшни, мостик, флигель «Уютный», грот и лестница, ворота с башней. Здания разрушенного сахзавода - тоже памятник архитектуры. Есть еще «Монастырь» - оригинально спроектированное здание, первоначально предназначавшееся для рабочих завода. И это не все. У детей Ольденбургских, сына Петра и его жены Ольги Романовой на ладились отношения. Молодой княгине было тесно рядом с мужем в замке и в специально построенном для них "Уютном", и она на свои деньги покупает себе немного севернее имение Чарыково и перестраивает на собственный лад. Так что в Рамони имеется еще один парково-архитектурный комплекс - Ольгино.

Немцы проявили заинтересованность к перепрофилированию рамонского ансамбля в отельный комплекс и тут же потеряли интерес, узнав, что перестраивать дворец нельзя. Есть и другие идеи. Например, использование дворца Ольденбургских в представительских целях. В Санкт-Петербурге такой пример имеется - Константиновский дворец. Следующая мысль - воссоздать интерьеры дворца и открыть в них художественную галерею. Все упирается в две проблемы. Первая - это, конечно, отсутствие средств. Но есть и вторая - разные виды собственности объектов, вовлекаемых в проект. Замок, ворота, мостик и парковая лестница  - это региональная собственность.В Свитском корпусе и других домах-памятниках живут люди, которых надо расселять. Конюшнями и Водонапорной башней распоряжается поселковая власть, только не видит она для себя достаточной мотивации заниматься реставрацией этих объектов. Такая же ситуация и в "Ольгино", разница в том, что хозяин другой - районная власть.

Источник: посмотреть

Связанные места

Отзывы (0)

Оставить отзыв